INSAYDER.SU

«Россия в глобальной политике»

Сирийские курды вновь стали разменной монетой в торге больших игроков

ср, 09/10/2019 - 01:12

 

США отвели своих военных из районов, граничащих с Турцией. А Анкара в самое ближайшее время готовится начать там операцию по созданию зоны безопасности. «Известия» разбирались, почему американцы и турки пошли на такого рода сделку, и выясняли, какие риски и положительные эффекты несут в себе грядущие боевые действия для Сирии и России.

Не до смехотворных войн

Войска США покинули приграничные района на севере Сирии. Об этом практически одновременно сообщили состоящие преимущественно из курдских формирований Сирийские демократические силы (СДС), а также президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Он разъяснил, что отвод начался после телефонного разговора с Дональдом Трампом. Американский лидер отдал соответствующий приказ.

«Однажды мы придем (на север Сирии — "Известия"), потому что террористическая угроза для нас неприемлема», — добавил турецкий лидер, имея в виду Отряды народной самообороны, входящие в СДС. Информацию о перемещении военных подтвердили и в Вашингтоне. В сообщении Белого дома отметили, что Пентагон не станет участвовать в турецкой операции против курдов. При этом подчеркнули, что теперь именно Анкара будет нести ответственность за всех боевиков ИГИЛ (деятельность организации запрещена в России), взятых в плен в последние два года.

Сам Дональд Трамп в свойственной ему манере — в Твиттере, и вновь акцентируя внимание на финансовой стороне вопроса — написал, что «курды сражались вместе с нами, но мы им выплачивали огромные деньги и [давали] технику для этого». «Они воевали с Турцией в течение десятилетий, (...) пришло время нам выйти из этих смехотворных бесконечных войн (...) и вернуть наших солдат домой», — отметил американский лидер.

Примечательно, что еще несколько дней назад Вашингтон предостерегал Анкару от «любой нескоординированной военной операции». Но теперь, похоже, координация налажена, взаимопонимание достигнуто, и впереди новые боевые действия. Уже 7 октября турки нанесли удар по позициям курдов в провинции Эль-Хасака. Впрочем, Дональд Трамп все равно написал в Твиттере, что, «если Турция сделает что-то, что я, по своей великой и непревзойденной мудрости, посчитаю недопустимым, я полностью уничтожу и сотру экономику Турции».

Возвышение и падение курдов

Возможная операция станет серьезным ударом по позициям курдов, дела у которых в последнее время и без того идут неважно, хотя еще несколько лет назад перспектива если не создать свое государство, то запустить курс на обособление от Дамаска, была достаточно реалистичной. Собственно, этим курды и занимались. Своего рода подспорьем для них стало наступление боевиков ИГИЛ на позиции правительственных войск. Пока армия отступала, курдам удалось отразить атаки террористов, а затем и расширить свое влияние на значительные территории на севере и северо-востоке Сирии.

Уже в марте 2016 года они объявили о создании своего так называемого федеративного региона. И, хотя всячески подчеркивалось, что эти действия не направлены на отделение, в Дамаске их встретили с большим недовольством. Впрочем, жесткая риторика из центра курдов не остановила, и впоследствии они провели серию местных выборов разного уровня. Естественно, главной опорой во всех этих подвижках для них были США, которые прочно закрепились в районах к востоку от Евфрата.

На поле боя СДС вели себя не менее активно: в июне 2016 года курдские отряды развернули наступление на расположенный в провинции Алеппо город Манбидж, удерживаемый боевиками ИГИЛ, и вскоре взяли его. После этого сложились все предпосылки формирования своего рода «курдского пояса» в приграничных с Турцией районах. Представители СДС особо не скрывали своих планов и говорили, что намерены двигаться дальше на запад, в сторону Африна, и замкнуть границу.

Разумеется, для Анкары, традиционно негативно относящейся к малейшим намекам на самостоятельность курдов даже в самых незначительных вопросах, подобная перспектива была, мягко говоря, крайне нежелательной. А потому в августе 2016 года турки начали свою первую военную операцию в Сирии, получившую название «Щит Евфрата». Наступление турецкой армии проходило при поддержке отрядов вооруженной сирийской оппозиции и формально было направлено против ИГИЛ. Но истинная цель заключалась в том, чтобы не дать курдам не северо-западе и северо-востоке замкнуть «пояс» вдоль границы. К марту 2017 года туркам удалось продвинуться на юг, взять город Эль-Баб и окружающие населенные пункты и выйти к расположению сирийских правительственных войск северо-восточнее Алеппо.

Таким образом, курды в Африне оказались полностью отрезанными от своих единомышленников, находящихся к востоку от Евфрата. А потому на них и направила очередной удар Турция, начав в январе 2018 года новую операцию — «Оливковая ветвь». Уже к марту туркам удалось занять те районы. После этого президент Эрдоган открыто говорил, что допускает проведение военных операций в Манбидже и городах, расположенных восточнее него.

Предают не в первый раз

Во многом подобные заявления спровоцировали старт консультаций между Турцией и США, и к началу июня 2018 года они согласовали «дорожную карту» по Манбиджу, в рамках которой из города планировалось вывести курдские вооруженные формирования. Курды, недовольные таким развитием событий, в ответ начали диалог с Дамаском по примирению. Однако реализация американо-турецких договоренностей забуксовала, а вместе с ней и переговоры.

Впрочем, очередного удара в спину курдам пришлось ждать недолго. Дональд Трамп объявил в конце 2018 года о намерении вывести войска из Сирии. Как стало понятно впоследствии, если американцы и собираются реализовывать эти планы, то явно не спешат, судя по тому, что их военные по-прежнему в стране, хотя изначально на их уход отводилось несколько месяцев. Но тогда Вашингтон явно заставил курдов серьезно понервничать. Те возобновили переговоры с властями в Дамаске. Им даже удалось достичь некоторых договоренностей, которые, однако, так и не были реализованы, поскольку стало понятно, что американцы все-таки какое-то время еще побудут в Сирии.

Вместе с тем в Турции прекрасно понимали, что США оказались далеко не в самом удобном положении и вынуждены выбирать между двумя союзниками — Анкарой и курдами — которые друг для друга являются заклятыми врагами. К тому же турки взяли курс на сближение с Москвой. Тут и довольно плотная координация действий в Сирии, и «Турецкий поток», и атомная станция Аккую, и покупка зенитно-ракетных систем С-400 — совместных проектов хватало, что не могло не вызывать недовольство в Вашингтоне. Особенно это касается последнего вопроса. И тут уже американцам пришлось лавировать, чтобы попытаться сохранить свое влияние в Сирии с опорой на курдов и при этом окончательно не разругаться с союзником по НАТО.

На пути к зоне

Между тем идея о создании на севере Сирии зоны безопасности получила второе дыхание спустя несколько недель после того, как Дональд Трамп объявил о выводе войск из страны. Турция пыталась протолкнуть этот проект с 2013 года. На этот раз инициатором стали США — с идеей ее создания американский лидер выступил в своем Твиттере 14 января. Правда, ту публикацию стоит воспринимать не как уступку туркам, а скорее наоборот, поскольку именно тогда он пообещал «разорить» Анкару, если та атакует курдов. Иными словами, в Вашингтоне зону безопасности рассматривали как своего рода барьер, который защитит их союзников в Сирии.

Турция, однако, ухватилась за сами слова «зона безопасности», хотя ее цели заключались как раз в том, чтобы потеснить курдов. Вскоре она начала консультации с США по ее созданию. В августе была достигнута договоренность о создании центра совместных операций, а в сентябре начато патрулирование с использованием беспилотников и бронетехники. При этом в Анкаре изначально подчеркивали, что не допустят повторения ситуации с невыполнением соглашений по Манбиджу, периодически обвиняли Вашингтон в затягивании процессов. А в последние дни и вовсе стали заявлять, что сформируют эту зону в одностороннем порядке в случае провала переговоров с США. Судя по последним событиям, туркам удалось продавить свое видение и заставить американцев пойти на уступки в ущерб курдам.

Сам этот факт примечателен, поскольку сотрудничество с курдами для Вашингтона представляет большую важность. И речь тут не просто о сохранении военного присутствия в качестве самоцели. Удерживая районы к востоку от Евфрата, США фактически отсекают Сирию от Ирака и как следствие — Ирана, что является значимым фактором в контексте противостояния с Исламской республикой. По той же самой причине американцы до сих пор находятся на юге, на базе Ат-Танф, расположенной на шоссе Дамаск — Багдад. Не будет их — Тегеран сможет наладить беспрепятственную поставку различных товаров, а также оружия через иракскую территорию в Сирию, а затем и Ливан. Подобная перспектива совсем не устраивает Израиль, который видит в Иране главную угрозу стабильности в регионе и соответственно давит на США.

Турок лучше американца

Между тем пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил 8 октября, что Вашингтон пока не уведомлял Москву о выводе войск. При этом днем ранее он допустил возможность проведения Турцией военной операции в Сирии, призвав, однако, к соблюдению территориальной и политической целостности страны. А ранее глава МИД Сергей Лавров назвал законными интересы Анкары в деле обеспечения ее безопасности.

Такого рода заявления свидетельствуют о некоторых подвижках в российской позиции. В январе этого года по итогам переговоров с Эрдоганом президент России Владимир Путин на пресс-конференции даже не произнес фразу «зона безопасности» и указал на необходимость придерживаться положений Аданинского соглашения, которое Анкара и Дамаск заключили в 1998 году. Тогда сирийцы обязались прекратить поддержку Рабочей партии Курдистана, которую турки считают террористической организацией (а Отряды народной самообороны — ее ответвлением). В свою очередь, Турция получила право преследовать ее боевиков на сирийской территории на расстоянии нескольких километров от границы.

Теперь Москва относится более лояльно к стремлениям Анкары поквитаться с курдами. Объяснить такую перемену можно как минимум тем, что с турками России будет проще договориться, чем с США, диалог с которыми отмечен целым рядом проблем. Хотя, конечно же, убедить Турцию покинуть страну (не только районы к востоку от Евфрата, но и территории, занятые в ходе операций «Щит Евфрата» и «Оливковая ветвь») в перспективе может быть непросто. И в этом, пожалуй, заключается главная опасность.

В то же время если турки начнут военную операцию, и американцы действительно сдадут курдов, то можно будет рассчитывать на очередное возобновление диалога между ними и официальным Дамаском. На этот раз, возможно, более предметного. Россия, естественно, приложит все усилия, чтобы подобные консультации поддержать. Да и уже прикладывает, судя по публикациям в некоторых сирийских оппозиционных СМИ. Те ранее сообщили, что российские военные выступили посредниками в ходе встреч между курдами и представителями Дамаска, которые проходили в Эль-Камышлы и на базе Хмеймим.

Как бы то ни было, у курдов еще сохраняется возможность многое изменить. Осталось только выбрать, с кем они. Если по-прежнему с американцами, то нет смысла призывать Сирию и Россию встать на их защиту, как они это делают сейчас. Если нет, то сейчас самое время начинать диалог с Дамаском. Москва его поддержит, причем так, чтобы обеспечить культурные и национальные права курдов в рамках единого сирийского государства. Но, естественно, о федерализации и тем более отделении им придется забыть.

 

источник

 

Уважаемые друзья!!! Вступайте в нашу группу «ВКонтакте».

  

Новости партнеров

Яндекс.Метрика
Top.Mail.Ru