INSAYDER.SU

«Россия в глобальной политике»

Убийство Сулеймани, признание в уничтожении украинского лайнера, новые санкции — казалось бы, все говорит об ухудшении положения Ирана, но нет

пт, 17/01/2020 - 09:36

 

Убийство генерала Сулеймани, признание в уничтожении украинского лайнера, новые американские санкции — казалось бы, все говорит об ухудшении положения Ирана. Однако Тегеран на самом деле оказался только в выигрыше от последнего обострения ситуации в регионе. К такому выводу пришли эксперты клуба «Валдай» в ходе дебатов, посвященных эскалации обстановки на Ближнем Востоке.

На площадке клуба «Валдай» во вторник состоялась дискуссия на тему «США – Иран: пределы эскалации». Открывая дискуссию, ее модератор, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов отметил, что в первые дни нового года у многих возникло опасение, что мир оказался на пороге большой ближневосточной войны.

«Обмен ударами окончательно убедил меня в том, что конфликты в современном мире стали другими. Войны, к которым мы привыкли в ХХ веке, сейчас не нужны. Обмен ударами имеет под собой много слоев. Так кто же выиграл от этих ударов?»

В выигрыше пока оказался Иран – так ответил на этот вопрос научный руководитель Института востоковедения РАН профессор Виталий Наумкин. «Несмотря на расхожее мнение, что Иран все ногами пинают, страна повысила свою репутацию в регионе и в мире. Иранцы показали, что они производят высокоточное оружие, ведь они мастерски точно попали по американским базам. Мой партнер из одной из монархий Залива предложил – пора покупать ракеты у Ирана, а не у американцев, потому что они в два раза лучше и в четыре раза дешевле», – не без иронии в голосе сказал профессор.

Кроме того, иранцы продемонстрировали, что исламский мир гуманно подходит к каждой человеческой жизни и не стремится никого убивать, в отличие от их противника – США, которые варварски расправились с генералом Сулеймани, причем на территории третьего государства, добавил Наумкин.

«Американцы взяли и убили Сулеймани и других людей. А вот иранцы, хотя симпатий к американцам не питают, сделали так, что никто не погиб. Они всех предупредили. Американцы и другие военные из коалиции – датчане, голландцы, канадцы – попрятались в бункеры»,– пояснил Наумкин. По его мнению, попади иранская ракета в бункер, в котором сидело несколько тысяч человек, там было бы кровавое месиво.

«Такое было возможно. Но вместо этого иранские ракеты точечно разрушили узловые пункты на военной базе, штаб-квартиру американской военной разведки РУМО, склад оружия. Американцы это скрывают», – отметил востоковед.

По словам Наумкина, еще несколько недель назад на Ближнем Востоке многие боялись Ирана, теперь же ему сочувствуют, поскольку там принято сочувствовать жертвам крупных мировых держав, в данном случае США: «К Ирану появились симпатии как к жертве такого давления, которое не каждый выдержит».

Сотрудник Лаборатории анализа международных процессов МГИМО МИД России, редактор издания Al-Monitor (США) Максим Сучков в рамках дебатов заявил, что убийство Сулеймани стало ответом Вашингтона на изменение баланса сил в регионе – в последние месяцы Иран начал жестко и искусно поджимать США по ряду позиций.

«Когда Трамп пригрозил жесточайшими санкциями Ираку за требование о выводе американских войск, один мой иранский коллега сказал, что удивлен таким поведением президента США, потому что это требование полностью соответствует предвыборным обещаниям Трампа. Он же хотел уйти с Ближнего Востока? Вот вам шанс это сделать. Если продолжать эту шутейную аналогию, то и конфликта Ирана и США по идее не должно было быть. Ведь Иран как раз и говорит, что нашей местью за убийство Сулеймани станет полный уход войск Соединенных Штатов из региона», – отметил эксперт.

Однако целью США остается вернуть Иран в статус нейтрально-позитивного для себя государства, как это было до 1979 года.

«Это большая цель на горизонте – и во многом двухпартийная. Просто республиканцы и демократы разными путями к ней пытаются прийти. Обамовские сотрудники, которые работали в СНБ, говорят, что нет смысла пытаться физически изгнать иранцев из Ирака и Ливана, потому что они исторически там были – и они там будут, когда уже нас там не будет. Нужно просто создавать систему противоречий, при которой эти страны меньше хотели бы сотрудничать с Ираном. Внутри же Ирана надо усилить условное либерально-реформистское крыло, потеснить условных консерваторов и таким образом вывести Иран на выгодную для США траекторию», – отметил Сучков.

Что касается Трампа, то ему ближе подход так называемых трех Д – демонизация, давление и приведение к дисциплине. Таковы его методы заставить иранцев изменить свое поведение», – добавил Сучков. По его мнению, обмен ударами еще далек от завершения, потенциал мести за то, что случилось, не исчерпан, и от главной своей цели – постепенного вытеснения американцев из региона – Тегеран не отказался.

«Летом или в начале осени на этом фронте можно ожидать обострения. При этом иранцы понимают, что надо соглашаться на какую-то виртуальную сделку, о которой говорит Трамп, или терпеть и ждать до 2024 года, что очень долго», – считает Сучков.

Как полагает профессор Наумкин, сегодня, после ударов иранских ракет по американским базам, монархии Персидского залива смягчили свое отношение к исламской республике и теперь более склонны к переговорам, к взаимодействию. Впрочем, слабыми местами Ирана остается экономика, пострадавшая от санкций, а также кризис вокруг сбитого украинского самолета. Под давлением этих факторов Тегеран, возможно, пойдет на какие-то уступки соседям, частично пересмотрит свою роль в регионе, предположил Наумкин.

«Трамп, конечно, рассчитывал показать перед выборами, как он задавил Иран», – сказал Наумкин, добавив, что в результате все получилось не так. Американским войскам пришлось практически полностью уйти из Сирии, Ирак потеряли, а внутри Ирана тоже все не так плохо», – заявил эксперт.

Сложившаяся ситуация отразится и на сотрудничестве Тегерана и Москвы, в том числе в нефтегазовой отрасли, полагает профессор. «Есть интерес со стороны двух стран и возможности, но есть и ограничители», – сказал Наумкин, напомнив о самом главном из них – американских санкциях. «Многие частные компании завязаны на внешних партнеров, значит, будут выполнять американские санкции. Государство, которое стоит за этими компаниями, если речь идет о крупных корпорациях, тоже будет выбирать, что важнее – сотрудничать с Ираном или ограничивать это сотрудничество ради более выгодных отношений с Западом», – подытожил Наумкин.

В свою очередь Федор Лукьянов сделал ремарку о том, что его шокировала скептическая реакция части российского общества на признание Ираном своей вины за гибель украинского лайнера. Сторонники конспирологической версии, напомним, предположили, что признание вины было фиктивным, что это часть какой-то закулисной сделки, заключенной Тегераном и Вашингтоном. Лукьянов назвал подобные широко распространенные конспирологические теории «продуктом дебилизации общего уровня».

«Зачастую чем меньше люди что-то понимают или знают, тем более уверенно высказывают свои взгляды, и при этом постоянно пытаются усмотреть некую рациональность за общим ходом событий», – сказал Лукьянов, отвечая на вопрос газеты ВЗГЛЯД. «Это как в замечательном стихотворении Сергея Михалкова про неверующего Фому: «Неправда, товарищи, это не сон!» – сыронизировал Лукьянов. Он посетовал, что телевидение также очень способствует распространению подобных настроений.

Материал  содержит оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражает позицию редакции сайта «INSAYDER.SU»

Уважаемые друзья!!! Вступайте в нашу группу «ВКонтакте».

  

Яндекс.Метрика
Top.Mail.Ru