INSAYDER.SU

«Россия в глобальной политике»

Запад осознал рождение новой России

ср, 20/03/2019 - 00:31

 

Не секрет, что процесс изменений в нашем мире с каждым годом лишь ускоряется, и то, что наши предки проживали целыми поколениями, современный человек проходит за пару десятков лет. Так, родившись в эпоху угля и стали, ламповых телевизоров и проводных радиостанций, нынешний обыватель пришел к беспроводной связи, социальным сетям, планшетам и вездесущим компьютерам. Проводной телефон за несколько лет уступил место мобильному, кнопочные гаджеты современным сенсорным моделям, общение по традиционной почте видеосвязи, а рассылки печатных газет «электронной» прессе. Всего за несколько десятков лет в укладе жизни одного человека все многократно изменилось, расширилась социальная база, сменился бытовой фон и разросся до немыслимых размеров объем получаемой информации.

Не могло это не сказаться и на реалиях политических сфер. Уплотнившееся время привело к тому, что современные отношения России и Европы стали представлять из себя вековое прошлое в миниатюре. И если ранее между циклами давления на нашу страну проходило порядка 50 лет, теперь Запад приступил к давлению при первых же репликах Москвы о независимом курсе и суверенитете.Англосаксы, как и всегда, возглавили русофобский процесс и не менее традиционно стали сколачивать таран из объединенной Европы. Поначалу всё шло в классическом ключе, однако вскоре ситуация резко изменилась.

Дело в том, что согласившийся на русофобию ЕС ввиду громоздкости и неповоротливости бюрократической конструкции не сразу осознал наличие фальстарта. Неверно оценив сложившиеся риски, Брюссель не учёл, что новые времена внесли свои коррективы и в развитие России. Не осознал, в какой кондиции находится наша страна.Принимая решение стать активным участником антироссийского процесса Европа исходила из реалий вчерашнего дня и потому искренне полагала, что Россия после распада СССР возродиться не сможет. С 2014 года и событий в Крыму данная уверенность начала таять.

С 2015 и операции России в Сирии — обретать черты. В 2016 и 2017 годах успехи в отражении международных санкций заставили ЕС усомниться и в экономической отсталости России, а в 2018 году с окончательным провалом изоляционной волны — треснула вера и в её дипломатическое бессилие. В 2019 году после воплощения в жизнь стратегических «мультфильмов Путина» столицы Европы начали что-то подозревать и особенно ярко, когда новейшее оружие стало поступать на вооружение.

Первыми очнулись Италия и Австрия. Затем Словакия, Венгрия, Греция, Кипр и другие. В итоге если с запуском «изоляции» в 2014 году первых появившихся русофилов клеймили «предателями Европы», дальнейший рост «пятой колонны Кремля» начал вести альянс к неминуемому расколу. С тех пор к власти всё больших стран стали активно приходить политики, выступающие за радикальный пересмотр отношений с Россией, а скорые выборы в большинстве европейских властных структур и вовсе ничего хорошего русофобам пока не предвещают.

Марин Ле Пен во Франции и «Альтернатива для Германии» в ФРГ, правоцентристская коалиция и «Движение пяти звезд» в Италии или не входящая в НАТО Австрия, Виктор Орбан в Венгрии или Милош Земан в Чехии, всех их вне зависимости от масштаба объединяет евроскептицизм и курс на налаживание отношений с Россией. И это при том, что сравнительно недавно именно венгры считались основным после Польши русофобским фронтом, а Чехия позиционировала себя как строго нейтральная страна. Афины и Никосия в Европейском совете и вовсе клеймятся «троянскими конями Владимира Путина», и даже Братислава призывает «открыть для России дверь».

Не менее ярко этот процесс демонстрирует и ежегодно выдвигаемая Киевом антироссийская «крымская» резолюция в ООН, а точнее её динамические результаты. В 2014 году ровно 100 стран считали, что Россия «незаконно захватила» Крым, 11 государств были против, а 58 решили воздержаться. В 2016 году «за» резолюцию выступило уже не 100, а 73 страны и вдвое больше голосов было отдано за то, чтобы снять с России клеймо «оккупанта». В 2017 году голосование показало еще более неожиданные результаты. За обвинения в адрес Москвы проголосовало всего 70 стран и уже 26 были против.

В 2018 году проголосовавших за осуждение «аннексии» Крыма осталось 66. Причем среди голосующих против нашей страны остались сплошные американские «протектораты» — Канада, Австралия и прочие страны-полуколонии, где размещаются американские военные базы и расквартирован политический «десант». Но как показывает динамика, даже среди них с каждым годом зреет всё большее число оппозиции, пополняющей стан воздержавшихся и покинувших русофобские ряды.Причина подобного изменения вещей — от «крестового» похода до раскола в рядах союзников состоит в том, что Россия парировала все западные удары, а если точнее, как именно она этого добилась.

Экономическое давление Лондона и Вашингтона было поддержано Европой только потому, что обещания прошлой американской администрации гарантировали ей полную компенсацию ущерба. Однако неожиданная смена элит в США и приход в Белый дом национальных кругов во главе с Дональдом Трампом многое изменили. Причем настолько, что последний вместо оплаты ущерба от контрсанкций Москвы стал требовать от Европы еще и средств для самой Америки. В итоге ответные санкции России, воспринимаемые в ЕС без всяких тревог, вдруг стали расшатывать кресла европейских политиков. Апофеозом абсурдности экономических мер стало то, что пока ЕС терял сотни миллиардов ежегодно, Москва в 2019 году запустила в стране 6-триллионные национальные проекты, начав решение еще и внутренних проблем.

Военная сторона вопроса еще существенней протрезвила Европу. Неожиданный военно-технологический отрыв Москвы, получившей 10-летнее преимущество в стратегической сфере, вбил в монолит русофобии финальный гвоздь. Как и в случае с финансовыми санкциями, в вопросах стратегического сдерживания Европа пошла против нас в личном ключе. Со стороны США ей было обещано, что в рамках западной концепции первого обезоруживающего удара России нечем будет угрожать в ответ. И под залог подобной личной безопасности ЕС и предоставил для США свои плацдармы. Эмиссарами Вашингтона годами рассказывалось, что в «разрушенной до основания» России с «мертвой наукой» и «околонулевой» промышленностью создать что-либо паритетное американскому ВПК невозможно, не говоря уже о том, сколь нелепым выглядит шанс на какой-либо прорыв.

А уж после завершения развертывания наступательных систем и вооружений Москва и вовсе не решится бить в ответ. Баланс сил будет навсегда нарушен, а большинство баллистических ракет нашей страны смогут быть перехвачены американцами уже на старте.Одним словом, ЕС ничего не грозило, а объекты США на её территории лишь приближали западный мир к безопасности его границ. Уже к 2020 году диспаритет должен был быть достигнут, но в реальности все сложилось не так. Паритет сил ядерного сдерживания действительно сместился, причем уже в 2019 году, однако не в пользу Америки, а в пользу России. При этом не просто сместился, а оставил США на 10 лет позади.

С разрывом договора РСМД и сложившимся положением в стратегической сфере Европа вдруг оказалась в роли мишени российских гиперзвуковых ракет. А из плацдарма для безответного нападения на Россию превратилась в «живой щит» для США, который не только никто не может защитить, но даже и не собирается. А становиться жертвой политических амбиций Америки европейские элиты за просто так не спешили.Всё это в совокупности привело к тому, что перелом в сознании европейских столиц, наконец, случился. Концепция о том, что «русские сдались», себя изжила, а любые решения в этой логике оказались нелегитимны.

Требования России на личное мнение постепенно перестают восприниматься Европой как амбиции «восточноевропейской окраины», а мнение о том, что русские должны быть согласны со всем, что требует ЕС и США, сохраняется уже лишь в Америке. Еще вчера Россия по инерционной логике должна была быть согласна не только с тем, что от нее требовали западные столицы, но и с тем, что они подразумевали, а уже сегодня в свое право вступили новые времена. В целом Россия лишь недавно предстала перед ЕС в новом свете. В свете нового полюса одного из трёх мировых центров сил. Субъекта, а не объекта геополитики, партнером, с которым нельзя не вести диалог. А потому удивление наших европейских партнёров вполне объяснимо.

Слишком велик разрыв между той Россией, которую они представляли себе, и той страной, которая сегодня расположилась на арене мировой политики. Единственная причина для того, почему маски не сброшены до конца, лежит в том, что грандам Евросоюза еще предстоит пройти последнее осознание. Принятие ключевого факта о том, что новые времена уже наступили.Дело в том, что Западная Европа и Белый дом шли на переговоры с СССР только потому, что были полностью уверены в гарантированности ответных шагов Советского Союза. Брюссель и Вашингтон понимали, что если соглашения не будут приняты или окажутся нарушенными, Кремль непременно совершит действия вплоть до самых жестких шагов.

В отношении того, что то же самое сегодня сделает и Россия, у коллективного Запада уверенности нет и, хотя это осознание в последние годы нарастает, критической массы оно пока не набрало.А между тем президент нашей страны не случайно сообщил, что при любой попытке США осуществить против России опосредованные сценарии ответ отправится не только в марионеточную страну, но и непосредственно в форточку ответственных лиц в самом Вашингтоне. Этим Москва дала прямой сигнал о том, что с этих пор нарушение паритета с Россией возбраняемо, а время разговаривать на равных уже пришло.В военной плоскости США не могут совершить ни одного шага без оглядки на Россию. В дипломатической же линии аналогичного веса у Москвы пока нет.

Причина этому кроется в том, что у успеха дипломатии есть две компоненты — подкрепляющая аргументы военная сторона и имеющиеся возможности в экономической сфере. За последние годы Москва сумела полностью обновить и укрепить первую половину, а теперь смогла приступить и к запуску восстановления второй из частей.Внутреннее переформатирование государства через технологический рывок и серию информационных, индустриальных, социальных, медицинских и прочих национальных проектов готовит государство к внутреннему рывку, а в совокупности это компенсирует перекос внешнего и внутреннего российского положения. Мало кто замечает эти сигналы за ходом повседневной суеты, но прямо сейчас в России проходит ключевой этап её закрепления на мировой арене.

Этап сдвига в сознании «друзей» на фоне реализации масштабных государственных проектов.После крушения СССР убежденность в поражении России была настолько велика, что мы до сих пор боремся с её инерцией. Причём эта уверенность и в российском обществе, и на международной арене бравадой не была, а целиком подкреплялась политикой Ельцина и Горбачева. Полемикой «демократических» руководителей до 2000-х годов и представителей российской «элиты», готовых на всё ради одобрения Вашингтона после.Все они уверяли Запад и Белый дом в том, что довольны ролью придатка Брюсселя и Вашингтона, и во многом поэтому Москве понадобилось столько лет, чтобы на практике остановить сложившуюся тенденцию. Через международные соревнования, геополитические шаги, военные операции, дипломатию, союзы и вражду этого всё же удалось добиться.

Уважаемые друзья!!! Вступайте в нашу группу «ВКонтакте».

  

Новости партнеров

Яндекс.Метрика
Top.Mail.Ru