INSAYDER.SU

«Россия в глобальной политике»

«Не угроза, а мишень»: как Иран отвечает на попытки давления со стороны США

вс, 12/05/2019 - 23:54

 

Госсекретарь США Майк Помпео заявил, что Вашингтон не хочет начинать войну с Ираном. По словам дипломата, цель американцев — «изменить поведение руководства исламской республики». Это высказывание прозвучало на фоне усиления корабельной и авиационной группировки Соединённых Штатов на Ближнем Востоке. Однако высокопоставленные военные Корпуса стражей исламской революции усомнились в том, что Вашингтон решится применить свои авианосцы против Тегерана, поскольку сейчас эти корабли — «не угроза, а мишень». По мнению экспертов, Белый дом пытается оказать давление на Тегеран, чтобы тот пошёл на уступки по своей ядерной и ракетной программам.

Первые две недели мая ознаменовались серьёзной эскалацией американо-иранского противостояния, которое со стороны США выразилось в расширении санкций и отправке группировки войск на Ближний Восток, а со стороны Ирана — в частичной приостановке исполнения своих обязательств в рамках Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД). При этом на резкие заявления с обеих сторон не скупятся политики, дипломаты и военные самого высокого уровня. Госсекретарь США Майк Помпео в преддверии своего визита в Россию рассказал о целях, которые Вашингтон преследует своими действиями в отношении Тегерана. «Мы не допустим просчётов. Наша цель — не война, а изменение поведения иранского руководства. Мы надеемся, что иранский народ наконец получит то, чего он хочет и чего заслуживает», — заявил Помпео.

При этом в ходе беседы с CNBC глава Госдепа назвал переброску дополнительных сил на Ближний Восток «необходимыми мерами» для укрепления безопасности Соединённых Штатов в регионе. По его словам, Вашингтону нужны силы сдерживания на тот случай, если Тегеран решит нанести ущерб американским интересам в Афганистане и на Ближнем Востоке. Помпео добавил, что эти силы необходимы для того, чтобы должным образом ответить, «если что-нибудь произойдёт». Напомним, что 5 мая советник Дональда Трампа по нацбезопасности Джон Болтон сообщил об отправке ударной группы ВМС США во главе с авианосцем USS Abraham Lincoln и тактической группы бомбардировщиков B-52 в зону оперативной ответственности Центрального командования.

А через несколько дней Пентагон утвердил дополнительную переброску на Ближний Восток десантного транспорта-дока типа «Сан-Антонио» USS Arlington и несколько ЗРК Patriot. Эти действия сопровождались заявлениями, что эскалацией напряжённости якобы занимается Иран, а Соединённые Штаты лишь защищают свои интересы. Более того, американские власти постоянно декларирует свою готовность к началу переговоров по выработке нового «всеобъемлющего соглашения» с Ираном в ядерной сфере, которое Вашингтон видит в качестве замены СВПД (из которого Штаты в одностороннем порядке вышли год назад). И это несмотря на то, что как на Западе, так и на Востоке указывают Вашингтону, что именно его действия привели к текущему росту напряжённости.

По словам главы российского МИД Сергея Лаврова, усиление американского военного присутствия в том или ином регионе как намёк на готовность применить силу стало манерой поведения американских властей. И он обратил внимание Майка Помпео на то, что для решения всех вопросов стоит пользоваться инструментами дипломатии, а не угрозами. «Но для этого нужно иметь вкус к дипломатии, который сейчас присутствует не у всех. Будем продолжать добиваться диалога, нацеленного на поиск компромиссов, баланса интересов. Это единственный путь. Навязывание своих подходов всем и вся — это контрпродуктивная и тупиковая позиция», — подчеркнул Лавров.

В свою очередь, министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф заявил, что Тегеран не хочет ни с кем войны, однако будет «со всей силой защищаться», если США проявят агрессию по отношению к ИРИ. Об этом же в воскресенье, 12 мая, сказал и командующий Корпусом стражей исламской революции (КСИР) бригадный генерал Хосейн Салами. Вместе с тем он усомнился в том, что США решится применить свои авианосцы против Тегерана, поскольку иранские оборонительные возможности «адекватны и достаточны», а американские корабли уязвимы.

 «Если Америка сделает шаг против нас, то мы нанесём удар в голову», — заявил Салами.При этом командующий ВВС и ВКС КСИР бригадный генерал Амир-Али Хаджизаде заявил, что американский авианосец сейчас является мишенью, а не угрозой. «Американский авианосец, на котором находятся не менее 40—50 самолётов и 6000 военнослужащих, раньше был для нас угрозой, а теперь он стал мишенью», — цитирует Хаджизаде РИА Новости со ссылкой на агентство ISNA. 

«В Вашингтоне считают, что весь мир — зона интересов США»

Говоря о последней эскалации американо-иранского конфликта, директор Института современного государственного развития Дмитрий Солонников в беседе с RT констатировал, что в Вашингтоне считают весь мир зоной интересов США. Однако эксперт отметил, что Штаты всегда считали Ближний Восток приоритетным направлением своей внешней политики. «Есть несколько моментов. С одной стороны — противостояние Ирана и Израиля, который является стратегическим союзником США при нынешней администрации Белого дома. Второе направление — поддержка Саудовской Аравии, ещё одного американского союзника в данном регионе, и проблема взаимоотношений между суннитами и шиитами. Штаты хотят играть главную роль в урегулировании данного конфликта», — заявил Солонников.

По его словам, Соединённые Штаты хотят изменить внешнюю политику Ирана, исходя из своих политических интересов и приоритетов в регионе, однако если этого не удастся добиться при нынешнем руководстве, то Вашингтон рассматривает вариант смены правящего режима. «США уже давно декларируют эту задачу и пытаются реализовать её разными методами. Все карты, которые есть на руках у американцев, они будут использовать в этой игре, и объявление данной концепции со стороны Помпео особенно ничего не изменило», — добавил Солонников.

В свою очередь, руководитель Центра военно-политических исследований РАН Владимир Батюк рассказал, что в отношении Ирана Вашингтон использует традиционную для нынешней американской администрации внешнеполитическую тактику, которую Дональд Трамп отработал ещё будучи предпринимателем.«Сначала какую-то страну, не важно, Россия это, Иран, Китай или Венесуэла, откровенно прессуют, угрожают ей, вводят новые санкции и грозят более жёсткими дополнительными, а потом делают какие-то заявления о возможности диалога, компромисса и так далее...

Не знаю, как в сфере бизнеса, но в сфере международных отношений имеются достаточно чёткие пределы, до которых та или иная страна готова отступать в поисках этого самого компромисса», — отметил эксперт. Собеседник RT добавил, что руководству Иранав 2015 году пришлось пойти на заключение СВПД после многолетних переговоров и исчерпания политических ресурсов в поисках компромисса по ядерной программе. В итоге подписанный документ был очень неоднозначно встречен в иранском обществе, особенно в консервативных кругах. 

«В Иране многие сочли, что это совершенно недопустимые уступки и капитуляция, что руководство страны, прозападные либералы, сдали национальные интересы страны во имя каких-то пустых обещаний», — пояснил Батюк. «То, что США вышли из этой сделки и ввели новые санкции, — это сильнейший удар по умеренным кругам в Исламской Республике Иран, готовым к какому-то компромиссу и диалогу с западными партнёрами. И если в Вашингтоне ожидают каких-то новых уступок и сдачи позиций со стороны Тегерана, то это очень ошибочное представление в той ситуации, которая сложилась в ирано-американских отношениях», — подытожил эксперт.

Уважаемые друзья!!! Вступайте в нашу группу «ВКонтакте».

  

Новости партнеров

Яндекс.Метрика
Top.Mail.Ru