INSAYDER.SU

«Россия в глобальной политике»

Высадка в Нормандии: «величайшая операция» или жуткое позорище?

пн, 03/06/2019 - 12:42

 

Президент России Владимир Путин не получил приглашения на празднование 75-летия высадки в Нормандии войск наших «союзников» по Антигитлеровской коалиции... Ай-яй-яй... Как жить-то теперь будем? Такая, понимаешь ли, памятная дата, событие всемирно-исторического значения, можно сказать, главная битва Второй мировой войны – а нас не позвали. Впрочем, прежде чем ломать руки, стенать и посыпать головы пеплом, пожалуй, стоит все-таки разобраться – чем на самом деле являлась начавшаяся 6 июня 1944 года операция «Нептун» и каковы были ее истинные цели. Неплохо также реально – без тщательно наносившейся десятилетиями «лакировки», недоговорок и умолчаний, оценить ее подлинное значение для победы над гитлеровской Германией. Вот этим мы сейчас и займемся.

Прежде чем начинать наш разговор, необходимо определиться в главных моментах. Уже тогда, в далеком 44-м начавшаяся норманнской высадкой глобальная операция «Оверлорд», направленная на захват северо-западной части Франции не являлась никаким «вторым фронтом», направленным на помощь Советскому Союзу в борьбе с нацистскими ордами! Это был самый настоящий фронт против нашей страны, отчаянная попытка предотвратить выход победоносной Красной армии в Европу или хотя бы не допустить превращения всего Старого Света в содружество социалистических государств. Американские, британские, канадские и австралийские парни гибли не для того, чтобы меньше было убито наших дедов и прадедов, не ради спасения лишней тысячи узников нацистских лагерей смерти... Их гнали в атаку во имя сохранения единства Западного мира и противостояния СССР, уже, фактически, сломавшего хребет Третьему рейху. 

Что было бы, не высадись тогда англо-американский десант на французских пляжах? Единая Германия – в виде ГДР, естественно. Социалистические Франция, Греция, Италия – а то и все европейские страны без исключения. Недобитому британскому льву осталось бы только шипеть и плеваться со своего острова, а американскому орлу и дальше щелкать клювом за океаном. И никакого НАТО, заметьте! Эх, красота... Они уже тогда не были нашими союзниками – несмотря на все фальшивые клятвы, дававшиеся Сталину в Тегеране в 1943-м. Именно исходя из этого позволю себе утверждать, что попытки поставить высадку в Нормандии в ряд «величайших сражений Второй мировой», а то и объявить ее «переломным моментом» таковой являются ничем иным, как гнусной ложью и оскорблением памяти наших героических предков, в действительности выигравших ту Войну. А нынешние телодвижения Запада – вроде выпуска памятных монеток, где среди знамен победителей нацизма нет ни советского, ни российского флага или устраивания «междусобойчиков» на французских пляжах без нашего, опять-таки, участия, но с приглашением представителей стран, бывших союзниками Гитлера... Все это суть ничто иное, как жалкая и гадкая попытка примазавшихся к победе, мягко говоря, далеко не первостепенных участников войны «махать кулаками» после не ими выигранной драки. Но мы-то знаем правду!

«Тигр»-убийца, но не танк

Вне всяких сомнений, весь массив информации по событию, о котором у нас пойдет речь далее, столь велик, что втиснуть его в одну статью нереально. Так что заранее прошу извинить за все упущенное. Впрочем, вы меня дополните – уверен... Постараюсь остановиться на основополагающих моментах, коснувшись, прежде всего, тех, о которых истратившие на возвеличивание «Нептуна» тонны бумаги и километры кинопленки деятели избегают упоминать самым старательным образом. Ну, вот хотя бы – о подготовке к высадке... Очень много написано, к примеру, о проводившихся для ее обеспечения масштабных кампаниях по дезинформации и отвлечению внимания гитлеровцев на ложные пункты предполагаемой высадки. Гораздо более скупо западные военные историки повествуют о маневрах союзников, предшествовавших операции в Нормандии. Тому есть вполне конкретные причины.

С 22 по 30 апреля на побережье британского графства Девон развернулись учения под кодовым названием «Тигр», которые, собственно говоря, являлись генеральной репетицией «Нептуна». Все данные по ним оставались засекреченными самым серьезным образом вплоть чуть ли не до самого последнего времени, поэтому некоторые эпизоды имеют различные толкования и варианты изложения. Например, первый акт трагедии, случившийся 27 апреля. По одной из версий, его причиной стал перенос начала маневров на час позднее. Но, поскольку система радиосвязи британцев и янки не была унифицирована, узнали об этом не все. Часть судов прибыла ко времени, назначенному ранее и ... угодила под жесточайших артобстрел англичан, вообразивших, что это пожаловали немцы. Согласно иному толкованию, по солдатам, успешно отработавшим высадку на берег, кинжальный огонь открыли их товарищи, которым в этой тренировке выпала роль «обороняющихся гитлеровцев». Все бы ничего, да только по какой-то причине стрельба велась не холостыми, а вполне боевыми патронами! Так или иначе, но количество жертв этого рокового дня оценивают примерно в полтысячи человек. Официальные данные по инциденту не обнародовались никогда.

Впрочем, буквально на следующий день, 28 апреля произошло событие, с лихвой переплюнувшее friendly fire на девонском пляже – как по масштабам нелепости, так и по количеству пролитой крови. Оказавшийся глубокой ночью в заливе Лайм конвой Т-4 состоял из восьми тихоходных десантных судов LST (landing ship tank) и двух кораблей прикрытия. То есть, это запакованные в баржах, как кильки в банках пехотинцы так думали... На самом деле, охранял Т-4 всего один британский корвет «Азалия». Эсминец «Скимитар», накануне не разминувшийся с одним из транспортных судов, вышел было из порта, но вынужден был вернуться для ремонта. Каким образом девять торпедных катеров Кригсмарине, выметнувшихся из тьмы волчьей стаей, оказались в том же заливе? В случайность, о которой пытаются твердить некоторые историки, верится слабо. Мне более правдоподобным представляется вариант простейшей «прослушки» радиообмена союзников. На это немцы были большие мастера. А еще они не были трусами. Не видя в темноте ни черта и рискуя нарваться на вражеские эсминцы, они атаковали...

Первая торпеда влетела в борт LST-507, превратив его в пылающий факел. От второй, выпущенной четверть часа спустя взлетел на воздух дождем обломков LST-531. Третья торпеда досталась LST-289. После этого опомнившиеся от первого шока союзники начали, наконец, палить из всего, что имелось на борту. Этим огнем был успешно подбит LST 511, а немцы, совершенно справедливо решив, что дальше тут справятся и без них, растворились в ночи, не получив ни единой пробоины. Самое замечательное, что пилота Королевских ВВС Британии Пита Невилла, ставшего свидетелем творящегося в заливе кошмара и попытавшегося доложить о нем на ближайшую базу Болтон Хед, там в ответ обматерили и потребовали не засорять эфир глупостями, поскольку в этом районе идут учения и ничего более. Цифра погибших в водах Лайма называется опять-таки, разная – от около 800 до 1500 человек. Есть, кстати, подозрения, что в это число вписали и жертвы предыдущего инцидента... Так или иначе, но официально гриф секретности с этих событий был снят только в 1986 году, а соответствующую табличку на Арлингтонском военном кладбище установили еще девять лет спустя. 

Неудивительно – ведь, как выяснилось впоследствии, абсолютное большинство американских морских пехотинцев, канувших в воды залива Лайм либо не знали, где на корабле находятся спасательные жилеты, либо ... вообще не умели ими пользоваться! А и правильно: на фига козе баян, а морпеху – спасжилет?! Этот эпизод особо рекомендуется к прочтению любителям поговорить о царившем в годы войны в РККА «беспределе», «заваливании трупами» и «замалчивании в СССР истинных масштабов потерь».

На ком кровь «Омахи»?

Если кто-то решит, что такая страшная цена, уплаченная за подготовку к высадке, впоследствии обернулась меньшим количеством жертв во время ее проведения, то глубоко ошибется. Людей там положили немерено. Опять-таки – предвижу возражения: «Ну, так ведь это была величайшая морская десантная операция за всю историю войн!» Не спорю, так оно и было – по масштабам. Вот только тут имеются нюансы, которые непременно надо разъяснить, прежде чем начинать разговор о самом «Нептуне».

Для начала, воплощавший замысел Гитлера «Атлантический вал», защищавший от вторжения французское побережье, чуть ли не на 90% состоял из ... грозного названия! В 1944 году о тысяче неприступных опорных пунктов и 300 тысячах обороняющих их солдат фюрер мог уже только помечтать. К моменту высадки союзников возведение реальных фортификационных сооружений не было закончено ни на одном из участков «вала». Кое-где степень готовности укреплений составляла 50-60% – и это были сильнейшие его звенья. На других работа не продвинулась дальше 18% от грандиозных планов. О вооружении этой «крепости» и говорить не приходится – немцы стащили туда весь ржавый хлам, который выбросить было жалко, а использовать против настоящего противника – глупо. Французские орудия, польские, чешские... Примерно то же творилось и со стрелковым вооружением. По оценкам некоторых исследователей вся эта армада использовала две с половиной сотни различных видов и типов боеприпасов, многие из которых имелись в крайне ограниченном количестве – чуть ли не по паре выстрелов на пушку.

А уж что за личный состав там был! Выражение «полторы калеки» будет, пожалуй, наиболее точным его описанием. Примерно половину оборонявших «Атлантический вал» вояк составляли лица, очень, мягко говоря, ограниченно годные к несению службы в военное время. Таким образом укомплектовывались 716 и 709 пехотные дивизии Вермахта, переполненные «воинами», страдавшими любыми мыслимыми хворями – от плоскостопия до жестоких расстройств желудочно-кишечного тракта, а также теми, чей возраст вплотную приблизился к преклонному. Мало того – вторую половину этого весьма экзотического войска составлял и вовсе откровенный сброд – «хиви», бойцы «Восточных батальонов», разнообразные представители оккупированных немцами стран, отловленные по укромным уголкам и поставленные под ружье силой. Геройски погибать за Рейх и фюрера вся эта разношерстная братия совершенно не рвалась. В плен сдавались пачками, зачастую не попытавшись сделать даже и одного выстрела по высадившимся десантникам. Единственное, по сути, боеспособное подразделение – 352 пехотная дивизия Вермахта, имевшая опыт боев на Восточном фронте, встретила американцев на плацдарме «Омаха». Вот по событиям, развернувшимся на нем и можно судить о том, что было бы, столкнись союзники в Нормандии с настоящим врагом...

Как известно, все зоны высадки в Нормандии имели у союзников свои условные обозначения. Американцам достались «Юта» и «Омаха». Если на «Юте» воевать было, практически, не с кем, то «Омаха» сполна собрала с десантников кровавую дань. И дело тут было не только в том, что им противостояли настоящие солдаты – вроде ефрейтора-пулеметчика Генриха Северло, в одиночку выкосившего из своего MG42 чуть ли не пару тысяч американцев. Сказать, что высадка на данном участке была организована бездарно – это ничего не сказать. Десант с моря прикрывали шесть эсминцев, три крейсера и даже парочка линкоров. Комендоры этих кораблей трудились не покладая рук, отправив в сторону берега 15 тысяч снарядов. Но, вот именно, что – в сторону. Реальные цели – бункеров, огневых точек, артиллерийских позиций и окопов пехоты не поразил ни один выстрел. Имевшая абсолютное и безраздельное господство в воздухе авиация отбомбилась вообще непонятно куда – хорошо хоть, не на головы собственным десантникам.

Мощнейшей ударной силой, задачей которой было просто смести нацистские укрепления, открыв дорогу к победе бравым американским парням, должны были стать 32 плавающих танка «Шерман» и 16 бронированных бульдозеров. Ага, плавающие... Из спущенных на воду 29 танков утюгами на дно пошли 27, два каким-то чудом догребли до цели, еще три додумались не проверять на мореходные качества, а выгрузить прямиком на берег. Бульдозеров таким же способом успешно перетопили 13... Естественно, после этого группы саперов, пытавшиеся проделать проходы в укреплениях и заграждениях «несли тяжелые потери». Кстати говоря, ко дну отправляли не только технику. Команды некоторых LST наотрез отказывались входить в зону, как им казалось, досягаемости немецкой береговой артиллерии. Принудительную «высадку» десанта начинали на глубинах в пару-тройку метров, которых оказывалось более, чем достаточно для обвешанных оружием и ящиками с боекомплектом пехотинцев, так и не улучшивших со времени залива Лайм собственную плавучесть... Неудивительно, что по некоторым данным небоевые потери в ходе высадки в Нормандии достигали до 35% от общего числа таковых.

В заключение хочу сказать: все написанное вовсе не попытка посмеяться над теми, кто умирал на пляжах Нормандии 75 лет назад. Так или иначе, они воевали с нашим общим врагом – уж как могли и как умели. Вечная им память... Эта статья – просто ответ всем тем, у кого хватает наглости ставить «Нептун», «Оверлорд» и прочие подобные моменты Второй мировой в один ряд со Сталинградом и Курской дугой. Любой желающий вполне может сравнить силы Вермахта, противостоявшие союзникам в 1944 году во Франции с группировками гитлеровцев, которые Красной армии пришлось громить в том же самом году в ходе Ленинградско-Новгородской, Днепровско-Карпатской, Львовско-Сандомирской военных операций, не говоря уж о «Багратионе». Никакие высадки, никакие «вторые фронты» были бы невозможны в принципе, не находись на Восточном фронте все части и соединения, составлявшие истинную силу и мощь Третьего рейха. Да и не следует забывать, что после Нормандии были еще и Арденны, где союзники умудрились крепко получить от фрицев на орехи при многократном превосходстве в живой силе и технике. Получить так, что Черчилль вынужден был забрасывать Сталина слезными письмами о помощи. Впрочем, это уже несколько друга история...

Не пригласили в Нормандию? Ну, и ладно – было б, что праздновать. Как по мне, так лучше с белорусами юбилей «Багратиона» отметить!

Уважаемые друзья!!! Вступайте в нашу группу «ВКонтакте».

  

Новости партнеров

Яндекс.Метрика
Top.Mail.Ru