INSAYDER.SU

«Россия в глобальной политике»

Times: Трамп пытается повысить авторитет дружбой с Путиным, забывая о долге

пт, 20/09/2019 - 09:31

 

В период холодной войны Россия «неизменно побеждала» при обмене заключёнными между Востоком и Западом, пишет Роджер Бойес на страницах The Times: «На одном конце моста, где происходил обмен, всегда стоял тщедушный диссидент, которого выудили из ГУЛАГа, а потом помыли и причесали для камер. А на другом неизменно находился агент КГБ, раздобревший на западных харчах и с нетерпением ожидавший хорошего отдыха на даче». И недавний обмен между Киевом и Москвой показывает, что история «повторяется», подчёркивается в статье. По мнению автора, такая попытка «нормализации» отношений напрямую связана с устремлениями американской администрации, поскольку президент Дональд Трамп пытается использовать эту игру в своих интересах, забывая при этом о долге и моральных обязанностях Запада перед Украиной и всем миром.

Совсем недавно 35 украинцев, среди которых был «кинорежиссёр и два десятка незадачливых моряков», выпустили из России в обмен на «крепких сепаратистов», говорится в статье. Причём в числе освобождённых был и Владимир Цемах, которого на Украине обвиняют в причастности к инциденту с крушением гражданского авиалайнера МН17, подчёркивает автор: «Многие голландские и австралийские родственники погибших в той катастрофе недовольны тем, что Цемах теперь будет недосягаем, поселившись в России под другим именем и получая российскую пенсию. Возмущены и многие украинцы, которые знают, чего стоило выследить этого человека и посадить его в тюрьму: один солдат, участвовавший в операции по поимке Цемаха, погиб, наступив на мину, ещё один потерял ногу».

Несмотря на это, уже вовсю идут разговоры о «втором обмене», в рамках которого могут быть освобождены несколько сотен русских и украинских, пишет The Times. Как полагает автор, причина такой «вспышки активности» заключается в том, что американский президент Дональд Трамп стремится к «перезагрузке» отношений с Россией, причём его «подталкивает» к этому и французский лидер Эммануэль Макрон. В то время как для Кремля стимул для нормализации отношений заключается в постепенной отмене западных санкций, что может позитивно повлиять на настроения в российском обществе и рейтинги популярности Путина, говорится в статье.

Однако для снятия санкций необходимо добиться и внешней «нормализации» отношений между Киевом и Москвой, подчёркивает автор. Обмен пленными подразумевает, по его мнению, наличие «тайных каналов связи» и должен помочь укрепить доверие между двумя государствами, поэтому новый президент Украины Владимир Зеленский серьёзно относится к такому «бартеру» и рассчитывает на другие встречные жесты со стороны Москвы. Зеленский нацелился на «разведение сил» вдоль 400-километровой линии вооружённых столкновений на востоке Украины, а также на разминирование с обеих сторон и проведение «свободных выборов» в Донбассе, поэтому ему необходима поддержка Путина, поясняет The Times: «Если Путин согласится на какие-то уступки, дело может сдвинуться с мёртвой точки».

Не случайно Макрон перед саммитом «Большой семёрки» в Биаррице намекнул, что Россию следует вернуть в этот клуб, отмечает автор: «Если демонизировать Путина, объяснил французский президент дипломатам, это приведёт лишь к сближению России и Китая. Может быть, Макрону грезится воображаемая версия Путина, и он видит в нём славянского прагматика, который инстинктивно смотрит на запад, а не на восток, этакое бледное подобие царя-реформатора Петра I. Но скорее всего, Макрон видит возможность поспособствовать примирению США и России, а в результате стать этаким краеугольным камнем трансатлантического альянса».

А поскольку Великобритания из-за споров вокруг брексита оказалась «на обочине», французский президент теперь может стать «главным популяризатором администрации Трампа» в Евросоюзе, предупреждает The Times: «Он разделяет представления Трампа о тщеславии как о движущей силе дипломатии в верхах, и этого может оказаться достаточно для того, чтобы Макрон начал настаивать на неуместной реабилитации Кремля». В то время как в России, в свою очередь, Макрон становится «посредником американского президента» для нормализации отношений с Западом, полагает автор: «Неприятный запах серы, оставшийся в воздухе от первых контактов с путинской администрацией, всё ещё висит в воздухе, и это мешает Белому дому забросать Кремль любовными посланиями. Но влечение Трампа понятно. Разобрать завалы в отношениях с Москвой легче всего».

Это объясняется тем, что остальные «точки напряжённости» в мире не сулят Вашингтону простых и быстрых решений в обозримом будущем — ни Китай с его торговой войной, ни Афганистан, ни Северная Корея, ни Венесуэла, ни Иран, отмечается в статье. Список успехов Трампа на этих направлениях до сих пор весьма скуден, хотя и не настолько незначителен, как его стремятся представить критики: ему не удалось добиться «денуклеаризации» Северной Кореи, хотя Ким Чен Ын и прекратил испытания ракет большой дальности, которые теоретически могли бы достичь континентальной части США. Теперь Трампу надо будет пойти на «тщательно продуманные ответные уступки» для активизации процесса, однако всё это происходит слишком медленно, если учитывать новую предвыборную кампанию в США, подчёркивает The Times.

Кроме того, спустя несколько дней после предложения Трампа провести встречу с иранским президентом Хасаном Рухани в Нью-Йорке «ставленники Тегерана попытались нанести мощный удар по мировой торговле нефтью», что также поставило под сомнение эту инициативу, говорится в статье. Многим казалось, что вывод американских войск из Афганистана до 2020 года станет успешным шагом Трампа во внешней политике и повысит его авторитет как «выдающегося» государственного деятеля, однако все эти планы и заявления также оказались «пустышкой», пишет The Times.

В то время как сотрудничество с Путиным может оказаться для Вашингтона весьма полезным, если Москва «поможет лишить власти» венесуэльского лидера Николаса Мадуро и повысить авторитет Трампа перед испаноязычными избирателями, прогнозирует автор. «А если Трамп всё ещё надеется получить Нобелевскую премию мира за 2020 год, он может заключить с Кремлём договор о контроле над вооружениями», — говорится в статье.

«Трамп уяснил, что если громко кричать о мировых проблемах и упрощать их, условия конфликта могут измениться. Но он не в состоянии решать проблемы без избирательного применения американской силы, без стратегической доктрины и без последовательных действий», — подчёркивает The Times. Возможно, американскому лидеру кажется, что именно Путин является тем «рычагом», который поможет ему поднять свой моральный вес и авторитет и станет полезным партнёром в период «неразберихи и изменчивости» на международной арене, предполагает автор.

Но даже если Трамп уверен, что сближение с Путиным лишь укрепит его репутацию в мире и не будет выглядеть как «роковое отступление» от прежней политики, другие западные лидеры не должны позволить ему делать всё что заблагорассудится, подчёркивается в статье: «Принцип должен заключаться в том, что отношения с Россией не могут вернуться в нормальное русло, пока она удерживает* Крым, цинично отнятый у Украины пять лет назад». Наверняка Путин снова попытается «одурачить нового и неопытного президента Украины», рассчитывая на то, что западные политики ради собственной выгоды будут готовы «надавить» на Киев и «забыть» о многом, прогнозирует автор. Однако Великобритания, где совсем недавно «у всех на глазах отравили Сергея Скрипаля и его дочь», не должна молча наблюдать за такой «реабилитацией» Кремля, заключает The Times.

* Крым вошёл в состав России после того, как за это проголосовало подавляющее большинство жителей полуострова на референдуме 16 марта 2014 года 

 

источник

Материал  содержит оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражает позицию редакции сайта «INSAYDER.SU»

Уважаемые друзья!!! Вступайте в нашу группу «ВКонтакте».

  

Яндекс.Метрика
Top.Mail.Ru