INSAYDER.SU

«Россия в глобальной политике»

Дискуссия дипломатов: что думают о «Минске-2» Россия и Украина

пн, 21/09/2020 - 10:24


В конце минувшей недели, 17 сентября, главы МИД России и Украины обменялись мнениями относительно выполнения Минских соглашений. Картина, как писали Стругацкие, находится «в вопиющем противоречии с широко известными тезисами о том, что человек по природе добр и что он же звучит гордо»

Основания для обмена мнениями более чем уважительные — в отношениях между странами возник кризис. Тут и фактический срыв Минского процесса по вине Украины, и диаметрально разные позиции, занятые странами в отношении ситуации в Белоруссии.

В интервью телеканалу RTVI глава российского внешнеполитического ведомства сказал следующее:

«Я не думаю, что при нынешнем украинском правительстве, как и при предыдущем президенте, будет какой-либо прогресс в выполнении Минских соглашений. (…) Они [украинские политики] заявляют, что Минские соглашения нужны, потому что на этих соглашениях и на обвинении России в их невыполнении зиждется политика Евросоюза и США по продолжению санкций против Российской Федерации. Такое извращённое понимание сути Минских соглашений (…) глубоко проникло в сознание наших европейских коллег. Но даже и в этом случае звучат заявления (…) о том, что Минские соглашения в таком виде невыполнимы, их надо переделать, поставить "с ног на голову" и для начала отдать Донбасс под контроль украинского правительства и армии, а уже потом думать, какие реформы на этой территории Украины можно будет проводить».

Какие выводы можно сделать из этого текста?

Во-первых, Владимир Зеленский своего добился — в Москве перестали его воспринимать как человека, с которым о чём-то можно договариваться. Правда, в интервью Лавров его прямо не упомянул (там говорится о правительстве, но не о президенте), но это, скорее, дань дипломатический вежливости — ведь Зеленский остаётся действующим главой государства, с которым, так или иначе, придётся иметь дело.

Во-вторых, Россия не согласится ни на какие «драфты апгрейда» Минских соглашений, даже не смотря на санкции.

Под «драфтами» в Киеве подразумевают изменение соглашений, которые 18 сентября достаточно полно изложил профильный вице-премьер Украины Алексей Резников.  По его мнению, реинтеграция Донбасса будет продолжаться минимум 25 лет, причём в это время население должно быть ограничено в правах: «после горячей фазы любого конфликта обязательно наступает переходный период. Его важная часть — это создание механизмов переходного правосудия. (…) Нам придётся определять, кто такие коллаборанты, кто преступники, а кто заложники. Кто подпадает под амнистию, а кто ни в коем случае и кто должен нести наказание по полной». Т.е. — на протяжении этого времени будет осуществляться зачистка территории от «неблагонадёжных элементов». Понятно, что ни о каком выполнении политической части Минских соглашений не может идти и речь.

В-третьих, Лавров признал, что и Украина, и европейские партнёры полагают, что Минские соглашения нужны только для продления санкций.

Дмитрий Кулеба ответил на заявление Лаврова в фейсбуке. В отповеди украинского министра много пунктов, которые, по большому счёту, повторяют бездоказательные штампы пропаганды. Он, например, в который уже раз обвинил Россию в том, что она «сбила пассажирский авиалайнер №MH17 из российской установки "Бук"» (вот интересно, если бы Россия сбила его из, например, египетской установки, это что-то изменило бы?), или в том, что она «навязывает российские паспорта украинцам, проживающим в оккупации» (так навязывает что они в очередях за ними стоят).

Впрочем, из всех пунктов вполне достаточно и одного — первого: «Россия подписала все Минские договоренности с 2014 года и по сей день, подтверждающие статус Российской Федерации как стороны конфликта».

Ну что тут сказать?

Во-первых, в Минских соглашениях нет ни слова о том, что Россия — сторона конфликта. Её статус там вообще не обозначен, но подразумевается, что она, так же как Германия и Франция, является страной-гарантом выполнения соглашений, и именно в этом качестве входит в состав Трёхсторонней контактной группы.

Во-вторых, в Минских соглашениях нет ни слова о том, что именно Россия должна сделать для их исполнения. В «Комплексе мер» Россия упоминается один раз — в приложении:  «содействие со стороны центральных органов власти [имеется в виду — Украины] трансграничному сотрудничеству в отдельных районах Донецкой и Луганской областей с регионами Российской Федерации».

В-третьих, «Комплекс мер» подписал также представитель ОБСЕ Хайди Тальявини. По логике украинского министра это значит, что ОБСЕ — сторона конфликта. Нет? Ну, значит, Швейцария, чьим гражданином является Тальявини… Тоже нет? Но подпись-то есть!

В-четвёртых, совместную декларацию подписали также президент Франции и федеральный канцлер Германии. Они также принимали участие во всех последующих встречах в нормандском формате. У них какой статус? Тоже участники конфликта?

В-пятых, Минские соглашения подтверждены решением Совета безопасности ООН — он тоже сторона конфликта?

Если быть до конца честными, то министры говорили о разных вещях и Кулеба мог Лаврову, по большому счёту, и не отвечать.

Лавров фактически признал неудачу российской внешней политики в отношении Украины и Донбасса. Собственно, это то, что критики Минских соглашений говорят ещё с 2016 года, когда стало ясно, что реализация соглашений необратимо сорвана (план действий был рассчитан на год).

Собственно, единственный результат Минского процесса до настоящего дня — прекращение массовых террористических обстрелов городов Донбасса украинской армией. Активные боевые действия и так утихли, потому что обе стороны не имели возможностей проводить сколько-нибудь крупные наступательные операции. Сами же народные республики живут так, как будто никаких соглашений, предполагающих их возвращение в состав Украины, нет (Кулеба это имел в виду, но не смог сформулировать).

Напрашиваются определённые выводы, но что это будут за выводы, Лавров не обозначил. Ясно только то, что глава МИДа ничего просто так не говорит, а, значит, политика России в этом направлении изменится.

Кулеба же говорил о совсем других вещах — о том, что Украина считает Россию агрессором, а территорию ДНР и ЛНР — оккупированной. Это, кстати, закреплено в соответствующем законе и, например, в постановлении о проведении местных выборов. Последнее полностью соответствует закону и совершенно непонятно, почему в Минске от Украины требуют изменить постановление, но не отменить закон.

Соответственно, Украина не считает себя связанной Минскими соглашениями, потому что они описывают совсем другую ситуацию — ситуацию внутреннего конфликта на Украине, который следует урегулировать политическими мерами.

Украина вышла из Минских соглашений 20 февраля 2018 года, когда Порошенко подписал закон о деоккупации Донбасса. С этого момента какие-либо переговоры утратили смысл, но… Единственными площадками, на которых возможен хоть какой-то диалог между Украиной и Россией — минский и нормандский форматы. А плохой диалог лучше хорошей войны. Тем более, что в условиях, когда над территорией Украины парят американские «Стратосферные крепости», никакой «хорошей» войны уже не будет. Даже если «крепости» не вмешаются.

P.S.: Ну, это мы погорячились пожалуй… Сергей Лавров — действительно дипломат старой школы. Дмитрий Кулеба считает себя дипломатом, потому что имеет специальное образование и работал в системе украинского МИДа. Но тут ключевое — последнее. МИД Украины давно уже не имеет отношения к дипломатии.

Источник

Материал  содержит оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражает позицию редакции сайта «INSAYDER.SU»

Уважаемые друзья!!! Вступайте в нашу группу «ВКонтакте».

  

Яндекс.Метрика

Top.Mail.Ru